Тюрьма, суд и наказание в Мюнхене

Мариенплац в Мюнхене – это не только бесконечная жизнь, суета, две ратуши. Это еще и… тюрьма.
Тюрьма в Мюнхене находилась… в ратуше, которая сегодня называется старой.  Документы подтверждают, что помимо Большого танцевального зала для граждан города, здесь были в наличии  также камеры для заключенных, квартира тюремщика, комнаты пыток. Эта конструкция – Городской совет, тюрьма и танцевальный зал под одной крышей – сохранилась  практически до конца XIX века.

Потолок Зала для танцев в Мюнхенской старой Ратуше

Потолок Зала для танцев в Мюнхенской старой Ратуше

Современному человеку подобную картинку представить себе довольно трудно: в то время как в танцевальном зале проходили балы, внизу в подвале, в темных и сырых помещениях, томились заключенные. Часто они были прикованы цепями к стене: убийцы и сводницы, проститутки и воришки, тунеядцы и бродячие музыканты, фальшивомонетчики и игроки – пестрая и разношерстная толпа, отличающаяся уровнем преступлений и соответственно наказаний. Длительные заключения относились к разряду непозволительной финансовой роскоши и потому были очень редки. Суды совершались быстро. Их решения немедленно приводились в исполнение. В самом начале XVII века герцог Максимилиан попробовал провести через Городской совет идею строительства специальной тюрьмы, где должны были отбывать пожизненное заключение мюнхенские преступники – здание должно было находиться за чертой города, вход в него был разрешен исключительно тюремщикам и духовному сословию. Но поскольку Городской совет не получил ответ на разумный вопрос: «На какие деньги должно осуществиться строительство и содержаться заключенные», идея не была реализована.  В первой трети XVIII века стены мюнхенской тюрьмы трещали по швам, не вмещая всех арестованных. В Городском совете периодически на повестку дня выносился вопрос о строительстве нового здания тюрьмы.

Самым строгим наказанием, которое выносил суд, была смертная казнь. Приговоренные к ней содержались, начиная со второй половины XIV в., в соколиной башне (сегодня на этом месте начинается улица Falkenturmstrasse). Решение суда приводил в действие палач, лицо страшное и незаменимое, особый человек, уполномоченный также от имени герцога совершать казни и телесные наказания. Палачу запрещалось заниматься другой деятельностью, показываться в общественных местах. Даже жену ему приходилось искать среди дочерей себе подобных. Сын, как правило, продолжал дело отца. Хоронили палачей также, как казненных им – в безымянных могилах.

Решение суда приводилось в действие в специально выделенных для этого местах. В районе нынешнего Augustinerkeller проходили казни мечом. На гальгенберге (гора виселицы), находившейся немного южнее нынешнего Hackerbrücke в районе Landsbergerstrasse (примерно там, где находится сегодня патентамт), проходили казни через повешение, колесование, сожжение на костре. Здесь также практиковалось закапывание живьем. Трупы казненных долгое время оставались на виселице или колесе, разлагались, падали на землю. Потом их закапывали где-нибудь неподалеку. В конце XVIII века, когда в Мюнхене при военном лазарете открылись анатомические курсы, трупы отвозили туда. Для солдат, приговоренных к казни, в начале XVII века была построена специальная виселица  в районе Изартор.

Казни иногда проходили на Мариенплац.  Почетного преступника, знаменитого ювелира-алхимикаМарко Брагадино, прибывшего в Мюнхен «помочь» курфюрсту Вильгельму V улучшить финансовое положение в княжестве, казнили на Торговой площади  (дело происходило в 1591 году, и тогда площадь еще не называлась Мариенплац). Казнь оказалась одним из самых плохо организованных шоу всех времен и народов. Только с третьего раза палачу удалось отсечь голову. Кровь залила подиум, а толпа чуть не прорвалась сквозь оцепление из 200 солдат, чтобы линчевать палача.

Казнь мечом.

Казнь мечом. 

Преступников попроще казнили в специальных вышеупомянутых местах. Как правило, их везли на специальных «каретах преступников» – шкурах, привязанных к лошадям. Несколько человек охраняли приговоренного к казни, чтобы по дороге он не сбежал и не попросил убежища в церкви. А дальше все было просто… Или не очень…

Виселица просуществовала в Мюнхене до 1804 года, а казнь мечом – до 1854. Последняя в том же году была заменена на гильотину.

И все-таки несмотря на довольно часто происходившие события такого рода в Мюнхене, цифры смертной казни достигли рекордных только в 1930 – нач. 1940-х гг., когда в местной тюрьме было казнено свыше 1300 человек. Среди них – ближайший сподвижник Адольфа Гитлера Эрнст Рём, один из инициаторов  пивного путча, и брат и сестра Шолль, участники группы «Белая роза».

С преступниками, не заслуживавшими такого строгого наказания, поступали по-другому. В Мюнхене было специальное место (Pranger) непосредственно у входа в Ратушу, где отбывали штраф мелкие воришки, проститутки, жулики. Воры выставлялись на обозрение, как правило, с предметами, которые они украли – так однажды в течение целой недели мюнхенцы созерцали женщину, обвешанную капустой, поскольку ее поймали во время кражи этого овоща. В другой раз на шее у мужчины висела курица. За богохульство одному плохому мюнхенцу по имени Ханс Хауг принародно был отрезан язык. Некоей Барбаре Наглер в 1663 году вонзили в колено штыри, а потом изгнали из города. Бывшему работнику госпиталя отрезали пальцы на руках – чтобы не повадно было таскать деньги из общественного кармана. Рядом с подиумом-прангером, как правило, находилась колонна позора, к которой привязывали провинившихся в небольших проступках жителей города. Подобные штрафы, смысл которых был разбудить в людях честь и совесть, проводил в жизнь специальный сотрудник Ратуши. Выставленный на всеобщее обозрение преступник в полной мере получал презрение окружающих: над ним издевались проходящие, оскорбляли, плевали в него. Приговоренные к столбу позора не лишались прав жителя города и, отбыв наказание, возвращались к своей деятельности. Но совсем без последствий штрафы не проходили: плохие ремесленники, нарушившие цеховые законы, могли не только лишиться возможности брать учеников, но пивовары –  право делать пиво, а пекари  печь хлеб. Особенно часто у колонны позора можно было найти людей, осквернивших своими словами бога.

Сегодня на Мариенплац шумит жизнь. И Вильгельма V вспоминают ежедневно потому, что три раза в день он «женится» на фасаде мюнхенской ратуши.

Мариенплац. Мюнхен

Мариенплац. Мюнхен

А о тюрьме и казнях, позорных столбах помнят лишь редкие посвященные.