Совсем немного о Варшавском восстании

Семьдесят лет назад, первого августа 1944 года, началось Варшавское восстание. По плану, час “W” был назначен на 17:00, но фактически стрельба на площади Наполеона началась уже в полдень: либо у кого-то не выдержали нервы, либо гитлеровцы получили доступ к планам, – никто точно не знает, да и не узнает уже никогда. Командовал восстанием генерал Т.Бур-Коморовски.

В СССР следовало считать, что Москва понятия не имела о готовившемся восстании, но это, видимо, не вполне так; нужно помнить, что польское антигитлеровское подполье не было единым: на самом деле, если не считать совсем маленьких местных групп сопротивления, оно состояло из целых трех (!) подпольных армий: AL (Armia Ludowa – коммунисты, подчинявшиеся Москве), AK (Armia Krajowa – в подчинении Лондонского правительства в изгнании), BCh (Bataljony Chłopskie, крестьянские группы, никому по факту не подчинявшиеся). Так вот: за пять дней до начала восстания отряды Армии Людовой получили приказ о выходе из Варшавы в леса через Пущу Кампиносскую, причем им строго предписывалось ни в какие контакты с АК не вступать. Навряд ли это было совпадением… Те командиры АЛ, которые приняли участие в последовавшем восстании либо ослушавшись приказа, либо не успев его выполнить, после войны (если уцелели) за это поплатились.

При жесточайшей нехватке оружия повстанцам очень быстро пришлось перейти к обороне. Уже восьмого августа оказались потеряны районы Воля и Охота; после этого почти месяц, до второго сентября, шли бои за Старе Място, откуда последние защитники, группа жандармов под командованием ротмистра “Барри” (подлинное имя неизвестно) ушла через единственный остававшийся в руках повстанцев лаз в каналы на углу улиц Длуга и Фрета, в квартале от площади Красиньских, откуда уже прошла эвакуация остальных участников восстания.

14 сентября Красная Армия и 1-я Армия Войска Польского вышли на восточный берег Вислы. С разгону за две ночи на западный берег, на Чернякув, переправились 1700 человек, четыре польских батальона дивизии генерала Берлинга, захватив плацдарм и немедленно укрепившись. Теперь вопрос к служившим: ЧТО следует делать, если удается захватить плацдарм? Ответ: не жалеть ни техники, ни людей. Закрепляться, перебрасывать подкрепления, понтонами переправлять танки и артиллерию, но не позволить противнику столкнуть себя обратно в реку – снова атаковать получится намного дороже… Батальоны, потерявшие за четыре дня боев 356 человек убитыми (и около сотни ранеными, эвакуированными в ночь на 17 сентября), были отозваны! При освобождении города 14-17 января 1945 года, погибли уже 200000 (двести тысяч) советских и польских солдат и офицеров. Вот цена политических решений. Сталин не мог допустить того, чтобы Варшаву освободили “лондонские” подпольщики, пускай даже при его помощи.

Пали Мокотув и Чернякув. Пало Шьрудмешьче (район центра). Второго октября Бур-Коморовски подписал капитуляцию, а гитлеровцы начали укреплять город, взрывая одно здание за другим и используя развалины как каменоломни дли постройки линии ДОТов вдоль реки.

Крахельская (Крахельска) Кристина

Крахельская (Крахельска) Кристина

В тот же день, первого августа 1944, при атаке на Дом Печати, погибла Крыстына Крахельска, автор одной из песен, ставших символом Восстания, «Hej, chłopcy, bagnet na broń!» Интересно, что именно она еще до войны послужила скульптору моделью для варшавской Сирены (до 1950-х годов скульптура стояла около яхтклуба на Мокотуве, потом была перенесена ближе к центру города; сейчас она стоит около нового вантового моста).

Автор текста: Igor Naftul’eff