Национальный театр. Мюнхен.

Казалось бы, в самый неподходящий для города день был заложен камень в фундамент нового театра: время Наполеона — 1811 г. И тем не менее в 1818 г. уже праздновалось его торжественное открытие. Новый Королевский и Национальный театр, культурный символ Мюнхена и Баварии, вмещал 2 400 зрителей (при общем населении города 50 000). Строил здание архитектор Карл фон Фишер. Ему же принадлежали проекты многих домов на Каролиненплац. Собственно, с именем этого архитектора классицизм обрел право на существование в баварской столице.

В каждом городе есть свой главный храм искусства. Таковым в Мюнхене, без сомнения, является Национальный театр (восстановлен под руководством архитектора Лео фон Кленце, 1825). Памятник королю Максу Иосифу установлен уже после смерти правителя (скульптор Христиан Даниэль Раух, 1826-1835). В каждом городе есть свой главный храм искусства. Таковым в Мюнхене, без сомнения, является Национальный театр (восстановлен под руководством архитектора Лео фон Кленце, 1825).
Памятник королю Максу Иосифу установлен уже после смерти правителя (скульптор Христиан Даниэль Раух, 1826-1835).

А еще через четыре года мюнхенцы увидели страшное зрелище: новый театр на их глазах превратился в пепел. Пожар начался во время подготовки новой постановки. Причем отцы города по праву гордились мерами противопожарной безопасности: на крыше театра в огромных резервуарах хранились большие запасы воды. Да вот беда! Замерзла она во время холодов. Злые языки, правда, говорили, что пожар не дали потушить тени монахов-августинцев: театр стоял на том месте, где до 1802 г. находился их монастырь. Всю ночь напролет во время пожара зеваки могли видеть короля Макса, воздевавшего время от времени руки к небу и взывавшего: «О, мой бедный театр, я этого не переживу!»
Городские власти откликнулись на трагедию и уже через несколько дней предложили немалую сумму на восстановление национальной гордости. Правда, за услугу они потребовали, чтобы весь «пивной» налог шел с этого момента в городскую казну. Но не бывает худа без добра. Пожар, уничтоживший новый театр, существенно поправил дела чахнувшего придворного театра Резиденции (Кювилье-театра). Восстанавливал Национальный театр новый придворный архитектор Лео фон Кленце, имя, не чуждое русскому уху — именно по его проекту построен Новый Эрмитаж в Санкт-Петербурге.
В 1825 г., спустя три года после пожара, вновь во всем своем великолепии поднялся занавес восстановленного Национального театра: весь сбор в этот вечер был направлен на нужды бедных.
С этого дня началась новая эра в истории театра. Какие там постановки только ни шли! Правда, многие названия практически ни о чем не говорят сегодняшнему зрителю. Например, о чем повествовали оперы «Пожар в Москве» и «Баварские гренадеры», можно только догадываться. Выступали в театре также артисты других жанров: знаменитый гимнаст Франц Блондин, балансировавший на спинке стула, артист-чревовещатель Александр, толкатели ядра и поднимающие тяжести атлеты, цирк животных из Амстердама. Проходили здесь и кулачные бои. А еще именно на сцене этого театра король Людвиг I впервые увидел испанскую танцовщицу, красавицу Марию де лос Долорес Монтез и потерял голову. А вместе с ней и свою корону: из-за этой любви он вынужден был отречься от престола. Пожар времен короля Макса был не последним. Здание горело и в октябре 1943 г. Вновь театр был открыт в 1963 г.