Мистические мельницы. Мельница в живописи и в жизни

Без мельницы, на которой перерабатывалось зерно в муку (главная еда на протяжении почти всей человеческой истории) невозможно представить себе ни античное, ни средневековое общество. У древних иудеев этим тяжелым трудом занимались женщины. Библия пестрит цитатами о важности жерновов (мельниц). «6 Никто не должен брать в залог верхнего и нижнего жернова, ибо таковой берет в залог душу». О несчастьях в городе и стране, о надвигающемся Апокалипсисе, по Иоанну, сообщат не только звуки труб и крики глашатаев, сколько тишина остановившихся мельниц: «…и перестанут молоть мелющие … когда замолкнет звук жернова…»
Жернов, как особо тяжелый предмет с дыркой посередине, куда легко можно было продеть канаты, использовался в качестве орудия казни. «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, говорит Спаситель, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею, и потопили его во глубине морской». Именно такой пытке была подвергнута будущая святая Христина Тирская.


В реальной жизни постепенно домашний женский труд сменился рабским: появилась ступальная мельница, колесо которой приводится в движение человеком, переступающим с плицы на плицу: белкой в колесе были рабы (такая мельница сохранилась в Англии на каторге почти до XIX века). По мельничному кругу ходили также и животные. Постепенно сформировалась новая профессия—мельник. В XII веке ветряная мельница, не вытесняя водяную, заселила Европу. Средневековый мельник, несмотря на его огромную роль в обществе, был совсем нечто другое чем почитаемый среди односельчан или горожан человек. Его ремесло входило в разряд неблагородных и почти презираемых профессий. Оно стояло почти в одном ряду с выдельщиками шкур, ростовщиками, палачами, верхотуями, углежогами или банщиками. Общество мельников было закрытым обществом: сыновья мельника не могли заниматься никаким другим делом, а дочери выходить замуж за представителей других ремесел. На мельника не распространялись основные правила христианского распорядка жизни. Он работал всегда. И только если неподалеку находилась церковь, то на время службы мельник останавливал работу мельницы, производившей сильный грохот и шум.
Вокруг мельницы зарождалась и развивалась общественная жизнь. Уехавшему из дома с мешками зерна крестьянину было тоскливо сидеть в ожидании продукта. Мельники довольно рано включили в спектр своих предложений клиенту услуги вольных женщин. Мельницы становились иногда синонимами нынешних ночных клубов или борделей. Вокруг мельницы роились попрошайки, превращая подступы к ней в своего рода паперти.
Первые изображения мельницы в искусстве связаны, однако, с именем другого «мельника», с именем Христа, чье слово—зерно. Его слова, «перемолотые» в мистической мельнице евангелистами, в виде муки рассеялись по всему свету: «Божьи жернова мелют медленно, но муку дают превосходную». Каждый прикоснувшийся к «слову-хостии» (хлеб в виде маленькой лепёшки, символизирующий плоть Христову), испеченной на божественной булочной (в реальной жизни, как правило монахинями) становится сопричастен Евангелию и Слову Божьему. Не очень распространенным, но все-таки достаточно известным был сюжет «мистической мельницы». Здесь изображался пророк Исайя, насыпавший зерна пшеницы Ветхого Завета в воронку над жерновом. В это время апостол Павел принимал получившуюся в результате муку. На некоторых алтарных картинах зерна сыплют четыре евангелиста, а апостолы направляют реки, приводящие в движение мельничное колесо. Отцы церкви принимают муку, а Иисус раздает верующим людям испеченные из нее просфоры; Христос сам является хлебом жизни.

Бартоломеус Бруйн Старший. 1493-1555 Алтарь оплакивания Христа/ Фрагмент

Бартоломеус Бруйн Старший. 1493-1555
Алтарь оплакивания Христа/ Фрагмент

К началу XVI века в искусстве и утвердилась такая двойная роль мельницы. С одной стороны—это мистическая мельница, на которой «мельниками» выступали высшие чины христианской религиозной иерархии—апостолы во главе с Христом, с другой—реальные мельницы с формированной вокруг них инфраструктурой и атмосферой, вызывавшей иногда гнев ближайших священников. Развитие сюжета «мельница» идет в полном соответствии с общей логикой развития изобразительного искусства: от сакральности ко все большей светскости. Чем раньше по времени датируется алтарная картина, тем выше вероятность интерпретации изображенной на ней мельницы как мистической, как символического изображения сцены Распятия и Креста. Подобная трактовка вполне уместна на небольшом алтарном изображении кисти Лукаса Кранаха Старшего «Распятие» и на боковой части алтаря Бартоломеуса Брайна, на которой изображен заказчик Стефан.
Приближаясь к Новому времени, искусство изображения мельниц сосредоточивается на картинах художников, происходящих из регионов, где сооружения стали неотъемлемой частью пейзажа. Западный ветер почти в буквальном смысле создал Нидерланды. Ландшафты страны невозможно представить себе без работающих мельниц.

Ян Брейгель Старший. Дорога после наводнения, 1614

Ян Брейгель Старший.
Дорога после наводнения, 1614

На них мололи не столько муку, сколько воду. В XVI-XVIII вв. в Республике Соединенных провинций проводились обширные работы по осушению болот и созданию полдеров—земель сельскохозяйственного значения. Фраза «Землю создал Бог, а Голландию—голландцы» обязана своим существованием развитию и распространению мельниц. Полотна голландских художников изобилуют изображением мельниц. Традиция реалистичного их отображения напрочь вытеснила сюжет мистической мельницы.
Инна Савватеева