Мелодия для Брейгеля и флейта

Это – “техническая” часть статьи о картине Яна Брейгеля Старшего  “Рыбный рынок” из собрания Старой пинакотеки в Мюнхене. Автор — инженер-кораблестроитель Александр Иванов  У этой статьи есть и “художественная” часть, посвященная искусствоведческому и историческому содержанию картины. Автор рассказа о картине — искусствовед Инна Савватеева.  Если же вы примете участие в экскурсии по Немецкому музею науки и техники в Мюнхене, то вы сможете узнать от Александра Иванова много интересного об истории судостроения и мореплавания. Закажите экскурсию в Немецкий музей науки и техники в Мюнхене.

410 лет назад Ян Брейгель старший устало отстранился от свеженаписанной картины. Отшумел рыбный рынок. Портовый рейд опустел. Парусные флейты или караки, изображенные на полотне, растаяли в дымке у горизонта. Только одинокая галера берегового патруля, мерно шевеля вёслами, будто диковинная рыба плавниками, огибала мыс.

Флейт капитана Гудзона заново отстроенный в натуральную величину к 300 летию похода. 1909 год, гавань Нью-Йорка.

Флейт капитана Гудзона, заново отстроенный в натуральную величину к 300-летию похода. 1909 год, гавань Нью-Йорка.

Куда же ушли парусники? Не будет большой натяжкой предположить, что одна из карак или флейтов, стоящих в гавани на картине — «Halve Maen» («Полу­месяц») — судно капитана Гудзона*.  Того самого англичанина на службе у Голландской республики, который искал путь в Китай и Японию через Северный полюс, а основал бухту, где позднее вырос город Нью-Йорк. Речь идёт о типичных трёхмачтовых кораблях относительно недавно изобретённого в Нидерландах типа. Сличим картинки и сравним «словесные портреты» судов. Вот что о флейте пишет современник, некий Велиус из Хоорона, города, где зародился этот тип корабля: «В сем году [1595] были здесь впервые построены суда, которые называют хоорнскими бегунами или флейтами. Один из них четырежды более в длину, нежели в ширину, а другие — еще длиннее, весьма для мореходства, парусами добротно оснащенные и осадки невеликой».
Наиболее распространенные размеры первых флейтов составляли в длину 40 м, в ширину 10 м при осадке 3,5 м. Грузо­подъемность их колебалась в пределах 300–400 тонн.
Попробуем описать корабль подробнее. Палуба поднимается к высокой полной корме. Высокая, но не слишком, кормовая надстройка, в которой расположены каюты капитана и офицеров. Борта завалены внутрь, образуя бочкообразный корпус. «Хищный глазомер» голландских корабелов придал корпусу именно такие формы. И главное здесь — не только прочность и ходкость корабля, а способность его «штормовать», т. е. пережидать в море шквалистые ветра и высокие волны. А способность корабля переносить шторм вдали от берегов была крайне важна в то время. Ведь путешествия порою длились годами.
Как такая форма помогает выжить кораблю? Когда ветер так силён, что мачты уже не выдерживают напора ветра и приходится убрать все паруса, судно должно быть, кажется, неминуемо перевернуться. Но нет. Высокая корма, как флюгер, разворачивает судно носом к волне, а заваленные борта несколько умеряют качку. На носу баковая надстройка невелика и обрывается вертикальной стенкой, не доходя до форштевня — носового образования судна.
Немного о мачтах. Их три (передняя слегка наклонена вперёд). Впервые они стали составными: мачта наращивалась стеньгой, которую в случае повреждения значительно легче заменить, чем всё тяжелое и громоздкое дерево. В месте соединения ее со стеньгой видна боевая площадка — марс. Есть и четвёртая «мачта» – бушприт, дерево, вынесенное вперёд почти горизонтально. Классические косые паруса появятся несколько позже, а пока на нём поднимается прямоугольный парус, прозванный «блинд» — слепой. Так он называется из-за того, что перекрывает обзор вперёд рулевому и капитану. Судно управляется по командам вперёдсмотрящего с марса. Все эти сложности сделаны для того, чтобы сместить центр парусности в нос и уменьшить «рыскливость» судна. Ведь флейт относительно короток — всего вчетверо длиннее, чем шире.
Теперь о рулевом.
Здесь произошла настоящая революция в кораблестроении — руль поворачивают не вручную, наваливаясь на рычаг румпеля, а при помощи уже привычного нам штурвала, давно ставшего символом парусного флота. Так вот — впервые штурвал появляется на флейте всего за 10–12 лет до написания нашей картины.
При помощи тросов и блоков усилие от штурвала передаётся на руль. Сам штурвал (знакомое голандско-немецкое слово «штоер», «штур» — управлять, «вал»… вал он всюду вал) имел довольно солидные размеры и два хорошо знакомых нам колеса со спицами и ручками. В шторм к нему ставили до четырёх и более рулевых, и работа была адова.
О парусах.
Они четырёхугольные. Это  уже не один гигантский парус, а два на каждую мачту. Большой в нижней части, а поменьше — на рее стеньги. Нововведение позволило более гибко управлять парусами и правильно подбирать размер парусности в зависимости от ветра. На задней мачте, бизани, нижний парус косой, т. н. «латинский». Хотя изобрели его не римляне, а арабы. Скоро парус бизани «утратит» в своём развитии часть перед мачтой и превратится в гафельный парус: посмотрите на рыбацкие баркасы на переднем плане — они имеют схожее парусное вооружение.

Ян Брейгель Старший. Рыбный рынок. 1603 г. Из собрания Старой пинакотеки в Мюнхене.

Ян Брейгель Старший. Рыбный рынок. 1603 г. Из собрания Старой пинакотеки в Мюнхене.

Мне кажется, что наше описание вполне соответствует тому, что изображено на картине Брейгеля. Да, обратите внимание на вытянутый нос под бушпритом. Это тот самый знаменитый балкончик на носу, унаследованный от галеона. От его имени и произойдёт название того элемента быта, без которого, не может жить ни один моряк. Впрочем, умолкаю… Стесняюсь в газете. Но при личной встрече в музее — расскажу.
Александр Иванов

* Для педантов — будет. Экспедиция Гудзона вышла на поиски северного прохода из Лондона на четыре года позже.